Лирика А. А. Фета

Афанасий Афанасьевич Фет родился в 1820 году и писать стихи начал довольно рано. Но в молодости он не был слишком обласкан вниманием к своему творчеству. В молодости Фета его стихи имели определенный успех, но это продлилось недолгое время. Во второй половине жизни, где-то к пятидесяти-шестидесяти годам к Фету приходит второе признание, хотя и негромкое, он имеет весьма узкий круг читателей.
Думаю, дело здесь в том, что прогрессивные современники не могли простить Фету его непопулярных в то время законопослушных взглядов. В его поэзии, впрочем, никак не отражена ни политическая позиция поэта, ни вообще, какие-либо приметы времени. Разумеется, во время, когда общественно-политические течения сменяли одно другое, этого Фету не могли простить тоже.
В самом деле, лирика Фета не отличается тематическим разнообразием, она практически вся посвящена любви и восхищением красотой природы – и вот вам ярчайший пример, посрамляющий широкоизвестное мнение, что поэзия не может существовать вне современности. Однако насколько глубоко, с какой силой чувства они переданы!
Долгое время поэтическая позиция поэта трактовалась неправильно. Фета считали “жрецом чистого искусства”, однако, если обратиться к его творчеству, даже программное фетовское заявление: “Не знаю сам, что буду петь – но только песня знает”, – может быть понято не как поэтический “каприз”, а как отзывчивость поэта на изменения окружающего мира. Поэтический инструмент очень чуток, любое колебание в природе, изменение состояния души тут же отзовется в стихах.
Фета-стихотворца ведет вперед впечатление о мире вокруг него, это впечатление живыми образами передается человеку, читающему его стихи. Основываясь на впечатлении, он создает целый яркий, сочный мир вокруг читателя. Искусство поэта обладает волшебной силой, оно подчиняет человека, ведет его среди житейских невзгод:
Уноси мое сердце в звенящую даль,
Где как месяц за рощей печаль:
В этих звуках на жаркие слезы твои
Кротко светит улыбка любви.
О дитя! как легко средь незримых зыбей
Доверяться мне песне твоей.
Назначение поэта – воплотить невоплощенное, быть соединительным звеном между разрозненными частями мира и человеческими душами:
Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам,
Чужое вмиг почувствовать своим,
Шепнуть о том, пред чем язык немеет,
Усилить бой бестрепетных сердец –
Вот чем певец лишь избранный владеет,
Вот в чем его и признак и венец!
Фет известен и как певец природы. Действительно, природа в его стихах запечатлена тонко, поэт замечает малейшие перемены в ней и дает их в неразрывной связке с эмоциональным контекстом:
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица.
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы, и заря, заря!..
Фет в своих стихах играет на каждой струнке души, заставляя их звучать прекрасной музыкой. Изменения “милого лица” и изменения в природе – подобный параллелизм типичен для фетовских стихов. Фет, увидев красоту мира, пытается ее сохранить в своих стихах. Думаю, что поэт вводит эту связь между природой и любовью потому, что выразить свои чувства и впечатления можно только говоря о прекрасном и вечном, а любовь и природа – две самые прекрасные вещи на земле – и что может быть более вечно, чем природа и любовь?
Выражая свои впечатления, он в несколько раз увеличивает остроту восприятия, вводя эту связку. Не только состояние природы отражается на состоянии человеческой души. Природа и люди – составные части единого мира, и через природу человек лучше понимает себя, описывая ее, может полнее выразить собственное психологическое состояние. Но природа вечна, деревья “останутся холодной красой пугать иные поколенья”, а человек смертен, и все-таки он может учиться у природы стойкости, надежде на лучшее:
Не верь весне. Ее промчится гений,
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа”.
Сочетания нескольких важнейших мотивов фетовской лирики можно проследить по такому стихотворению:
Какая грусть! Конец аллеи
Опять с утра исчез в пыли,
Опять серебряные змеи
Через сугробы поползли.
На небе ни клочка лазури,
В степи все гладко, все бело,
Один лишь ворон против бури
Крылами машет тяжело.
И на душе не рассветает:
В ней тот же холод, что кругом.
Лениво дума засыпает
Над умирающим трудом.
А все надежда в сердце тлеет,
Что, может быть, хоть невзначай,
Опять душа помолодеет,
Опять родной увидит край,
Где бури пролетают мимо,
Где дума страстная чиста –
И посвященным только зримо
Цветет весна и красота.
Картина природы (зима, серебряные змеи поземки, мрачное небо) – это одновременно как бы и картина человеческой души. Но природа меняется, придет пора, когда снега растают и, надеется лирический герой, “душа опять помолодеет”. А кроме того, искусство – это и есть тот “родной край”, где нет никаких бурь, где “цветут весна и красота”.
Фет был одним из родоначальников русского импрессионизма, появившегося как стиль в Европе в конце XIX в. Его произведения оказали влияние не только на русскую, но и на мировую культуру. Влияние Фета отчетливо видно, если рассмотреть творчество поэтов и художников 20го века. Из авторов начала двадцатого века можно выделить Блока. Его поэзия очень схожа с поэзией Фета. Особенно у Блока мне напоминает Фета стихотворение “Осенняя воля”, хотя в это произведение больше вклинивается окружающая реальность.
Со временем стихи Афанасия Фета приобретают все более широкое звучание. Сегодня его стихи изучают в школе и это имя известно практически всем – хотя бы несколько лет по окончании оной. Надо сказать, что и при жизни Фета его стихи “безвестно” были знакомы простым людям – полные лиризма и музыкальности, многие стихи были положены на музыку и становились романсами, зачастую весьма популярными. Увы, установки общества таковы, что даже в школе произведениям “социальным” уделяется гораздо больше внимания (да и поэзию, по сравнению с прозой, чаще проходят, чем изучают), и творчество Фета, на мой взгляд, заслуживает большего внимания читателя, нежели то, которое – по привычке или небрежению – ему уделяется.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Ви зараз читаєте: Лирика А. А. Фета