“Мысль народная” в основе романа Л. Н. Толстого “Война и мир”

Чтобы произведение было хорошо, надо любить в нем главную, основную мысль. Так, в “Анне Карениной” я люблю мысль семейную, в “Войне и мире” любил мысль народную, вследствие войны 12-го года…
Л. Н. Толстой
А. С. Пушкин отмечал, что произведение, основанное на историческом материале, должно отражать “судьбу человеческую, судьбу народную”. Эту задачу блестяще осуществил Л. Н. Толстой в романе-эпопее “Война и мир”.
Опираясь на опыт Пушкина (“Арап Петра Великого”, “Борис Годунов”, “Капитанская дочка”), Толстой создал совершенно новую форму исторического повествования. Развитие событий определяется движением самой истории, все действующие лица вовлечены в исторический поток, отдельные судьбы переплетаются с судьбами народа, философские размышления автора сочетаются с семейной хроникой, картинами природы, сценами сражений. И весь этот разнообразный огромный материал связан единой мыслью, которую писатель определил как “мысль народную”. Раскрыть народное значение Отечественной войны 1812 года, показать роль масс и отдельных людей в ходе исторических событий, понять и запечатлеть черты национального характера великого народа, характера, с особенной силой проявившегося в один из самых острых исторических моментов, – вот к чему стремился Толстой.
“Война и мир” – русская национальная эпопея.

Писатель представлял себе сотни тысяч людей – творцов истории – не как безликую массу, он изображал неповторимо своеобразные черты каждого человека. Все герои Толстого – настолько живые люди, что читатель видит их лица, слышит их голоса, проникает в их внутренний мир, узнает их тайные мысли, любит или ненавидит их. “Без ложной скромности, это – как “Илиада”, – говорил Толстой Горькому. Сравнение с эпосом Гомера могло иметь только один смысл: в “Войне и мире” нашли свое отражение национальный характер великого народа в тот момент, когда решались его исторические судьбы. Толстой сумел с необычайной силой передать патриотический подъем, который в 1812 году испытали русские люди. И всем содержанием романа-эпопеи писатель показал, что именно русский народ, поднявшийся на борьбу за национальную независимость, изгнал французов из пределов своей страны и обеспечил победу. Толстой смотрит на все изображаемое им не с позиции той или иной социальной группы, но народа, как сложного и целостного единства, как решающей исторической силы, и любит он в своем творении не себя самого, а те народные начала, которые удалось ему выразить силой искусства.
“Мысль народная” пронизывает в романе и те сцены, где народ непосредственно не изображается. Она незримо присутствует при описании персонажей не из народной среды, поэтому одна из важнейших, идей романа может быть сформулирована так: чем ближе жизнь к народу, природе, естественным человеческим потребностям, тем она симпатичнее автору, и, наоборот, чем дальше от народа и природы, фальшивее, искусственнее человеческая жизнь, тем она противнее вообще и автору романа в частности. Толстой в эпоху написания романа уже считал, что народ – решающая сила истории и достоинство человека дворянской среды прежде всего в том, насколько полно его нравственное единение с народом. Это первая форма воплощения “мысли народной”.
Вторая форма – деятельность исторических лиц – также проверяется “мыслью народной”. Наполеон отвергается потому, что он избрал для себя роль “палача народа”.
Кутузов велик потому, что умел подчинить все мысли и действия народному чувству. “Умные” предначертания Сперанского отвергаются на том основании, что они не приложимы к народной жизни.
Следующей формой воплощения “мысли народной” является протест против захватнической войны Наполеона, благословение освободительной войны. Такое отношение к войне усваивают все лучшие герои романа.
Главной формой воплощения “мысли народной” является непосредственное изображение представителей народных масс. Народ в романе предстает и как безымянная масса защитников родины на поле Бородина, и как партизаны Денисова, и как жители Москвы, как солдаты, которых встречает Пьер на Можайском шоссе. Всех этих людей объединяет всенародное чувство, которое Толстой называет “скрытой теплотой патриотизма”. Эта “скрытая теплота патриотизма” объединяет и рядовых солдат, и Андрея Волконского, и Пьера Безухова, и Наташу Ростову. Это воодушевление всеобщим чувством своеобразно проявляется в том, что, например, накануне Бородинского сражения солдаты, по древнему русскому обычаю, надевают чистые белые рубахи, а солдаты Тимохина отказываются от водки. Но Толстой из этой огромной солдатской массы выделяет образы Тушина, Тимохина, Платона Каратаева и Тихона Щербатого.
По Толстому, народ – решающая сила истории, но сила пассивная, подобная стихийному рою, сила, которая бессознательно направляет ход исторического развития, сила, ведомая Провидением.
Считается, что ведущие свойства народа Толстой воплотил в образе Платона Каратаева, в котором стихийная “роевая” сила абсолютизирована. Платон Каратаев не выдуман Толстым, а представляет собой верное отражение основных исторических и психологических черт русского патриархального крестьянства. В душе Пьера Платон навсегда остался “олицетворением всего русского, доброго, круглого”. Это впечатление круглого есть не что иное, как цельность натуры Каратаева.
Главная его черта – пассивное отношение к жизни. В его представлении все в мире совершается “не нашим умом, а Божьим судом” и, несомненно, приводит к лучшему. По своему отношению к жизни Платон Каратаев – оптимистический фаталист. Начала оптимизма и фатализма сочетаются у него с общительностью, которая проявляется в любовном отношении ко всему живому. Вместе с тем трудолюбив, всегда что-то делает. Жизнь Платона Каратаева для него самого имеет смысл только как частица целого. Он живет жизнью народа, “роевой жизнью”, индивидуальной жизни у него, в сущности, нет.
Образ Каратаева важен потому, что воплощает черты фаталистического воззрения на историю автора, который считает, что человек свободен только в пределах необходимости. Вместе с тем было в этом человеке нечто такое, что заставляло умного, ищущего Пьера Безухова навсегда его запомнить. Наблюдая за Платоном, Пьер понимает, что живая жизнь мира выше всяких умствований и что “счастье в нем самом”, то есть в самом человеке.
Изображение народа не сводится только к фаталистическим выводам и идеям. В романе Толстой подчеркивает значение “дубины народной войны”, действовавшей с простотой и целесообразностью. Это авторское суждение раскрывается в эпизодах, где действуют солдаты роты Тимохина, артиллеристы Тушина, партизаны Дениса Давыдова. К народной России относятся и по своему происхождению, и по своему миросозерцанию такие персонажи романа, как простые армейские офицеры Тушин и Тимохин, прямые потомки пушкинского капитана Миронова, родные братья лермонтовского Максима Максимовича. Выходцы из народной среды, люди, не имевшие никакого отношения к “крещеной собственности”, они по-солдатски смотрят на вещи, потому что сами были солдатами. Незаметный, но подлинный героизм был естественным проявлением их нравственной натуры, как и повседневный обычный героизм солдат и партизан. Тихон Щербатый олицетворяет собой “дубину народной войны”. Он сам попросился в отряд Денисова и, как пишет Толстой, воевал топором. Толстой любуется его силой, смелостью, выносливостью, но отмечает в нем и шутовство.
Народная Россия находила свой отклик и в лучших людях привилегированной дворянской среды. Народно-национальное начало, нравственные идеалы и качества народа нашли свое воплощение в образе Наташи Ростовой.
Толстой поэтизирует в “Войне и мире” народ как целостное духовное единство людей, основанное на прочных, вековых культурных традициях, и беспощадно обличает толпу, единство которой держится на агрессивных, индивидуалистических инстинктах. Человек, возглавляющий толпу, лишается у Толстого права считать себя героем.
Величие человека определяется глубиной его связей с органической жизнью народа. Народ, по Толстому, превращается в толпу и теряет чувство “простоты, добра и правды”, когда он лишается исторической памяти, а значит, и всех культурных, нравственных традиций, которые были выработаны тысячелетиями его истории.
“Мысль народная” обусловливает единство всего произведения, пронизывает все его главы. Писатель считал, что лишь “одухотворенная мысль” делает “бессмертными истинно великие произведения человеческого ума и сердца”. Любимая мысль писателя живет в каждом образе, в каждой сцене, в каждой детали созданной им великой эпопеи. Нет в русской литературе другого произведения, где бы с такой убедительностью и силой, как в “Войне и мире”, были переданы мощь и величие русского народа.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Ви зараз читаєте: “Мысль народная” в основе романа Л. Н. Толстого “Война и мир”