“Непосредственная чистота нравственного чувства” в образе Наташи Ростовой

В статье о Л. Н. Толстом Чернышевский отмечал характерную черту тогда еще молодого писателя – “чистоту нравственного чувства”. Люди, события частной и исторической жизни оцениваются на основе нравственного критерия – критерия добра, бескорыстия, душевной ясности и простоты, духовной связи с людьми, с обществом. Самый обаятельный женский образ романа Л. Н. Толстого “Война и мир” – Наташа Ростова. Вначале это непосредственная, полная жизненных сил девочка, тонко чувствующая добро и правду, красоту человека, искусства, природы. Она выросла в нравственно чистой атмосфере семьи Ростовых.
Наташа является не только положительным героем, но и идеалом автора. Отличительная черта ее – богатство жизненных сил. Наташа во многом похожа на Пьера, подобно ему она эмоциональна. Как Пьер и Андрей, героиня тоже проходит путь развития. Толстой показывает, как в Наташе растут гуманность, нравственность, благородство. Ее душа мужает и зреет во время войны, она серьезнее вдумывается в жизнь, становится глубже, сильнее.
Толстой утверждает силу жизни, ее способность к вечному изменению и развитию как непреходящую и бесспорную ценность, которая определяет судьбу народа, лучших представителей дворянства. Движение – форма развития положительных героев Толстого. По-прежнему богатство жизненных сил – главная черта Наташи Ростовой. Но эти силы направлены уже не только на то, чтобы делать людям добро, она хочет приносить им пользу. В этом отношении характерен эпизод, когда Наташа отдает подводы для раненых, – она предстает патриотом.
По мнению Толстого, человек должен жить как Наташа, жить не головой, а сердцем, отдаваясь естественным влечениям своей натуры. Тогда он будет близок к народу, его жизни и поэзии, как близка к этому Наташа. Живым и непосредственным ощущением ценностей жизни Наташа обновляет людей, которые с ней общаются. Она живет свободно и раскованно, но все ее поступки согреты изнутри скрытой теплотой нравственного чувства, которое она с рождения впитала из русской атмосферы ростовского дома.
Народная музыка, песни, пляски – ее стихия. Народное в Наташе превращается в инстинктивно-безотчетную силу всего ее существа, и проявляется оно легко и непринужденно. В этом отношении характерна сцена у дядюшки, где Наташа великолепно исполняет русскую пляску: “Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, – эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, – этот дух, откуда взяла она эти приемы?.. Но дух и приемы эти были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от нее дядюшка”. Так же сильно, как народную музыку, любит Наташа деревенскую природу (описание ночи в Отрадном).
Особенно подчеркивает Толстой естественность, непосредственность, эмоциональность Наташи. Она чувствует живую жизнь по-своему, не анализируя ее. Она познает мир, обходя рациональный, логический путь, прямо и целостно, как человек искусства. В Наташе воплощаются лучшие свойства женского существа: гармония духовного и телесного, естественного и нравственного, природного и человеческого. Она обладает высшим даром женской интуиции – прямым, нерассудочным ощущением правды. По характеристике Пьера, Наташа “не удостаивает быть умной”. Смысл высказывания Пьера в том, что Наташа выше ума, ум – это отвлечение, абстракция, Наташа же непосредственна, эмоциональна, она и мыслит эмоционально. Она нисколько не утрачивает своего обаяния от того, что ее изменчивое, выразительное лицо в минуты сильного душевного волнения делается некрасивым. Улыбка Наташи раскрывает богатый мир разнообразных чувств: то это “улыбка радости и успокоения”, то “задумчивая”, то “торжественная”.
Образом Наташи Толстой отрицает самоотречение как нечто искусственное. Писатель отстаивает “естественный наивный эгоизм”, который не мешает единению человека с народом, полному развитию его душевных сил.
В нравственном отношении Наташа выше и благоразумнее рассудительной Сони, выше даже Марьи Болконской. Христианская мораль, усвоенная княжной Марьей, обязывает любить всех и прощать всем, но это возможно, как показывает Толстой, на пороге неминуемой смерти. В жизни христианская мораль оборачивается даже при высоких душевных качествах Марьи неизбежным насилием над собой. Эгоизм Наташи утверждает то счастье, от которого человек “делается вполне добр”.
Ее безрассудная жизненная сила отрицает и кажущееся великодушие Сони, и холодную расчетливость Бориса, и самодовольный эгоизм Курагиных. Сила любви Наташи заключается в том, что ее самопожертвование совершенно бескорыстно, именно этим она отличается от расчетливой жертвенности Сони, которая “с радостью сознавала, что она, жертвуя собой, этим самым возвышает себе цену в глазах себя и других… “. В такой жертвенности нет душевного порыва, потому что изнутри она подточена эгоизмом.
В образе Наташи Ростовой отразились взгляды Толстого на роль женщины в обществе. Он считал, что назначение женщины – семья, материнство, поэтому в эпилоге Наташа Ростова показана любящей матерью и женой, трогательно заботящейся о своих детях и муже. Любимая героиня Толстого – идеальное воплощение женственности – в зрелом возрасте остается верной сама себе.
Для женщины естественно не столько логически осмысливать и оценивать каждый свой шаг, сколько переживать его, выражать свое состояние в единстве чувства, мысли, поступка. Одухотворенная чувственность Наташи торжествует в семейной жизни с Пьером. Отношения между ними глубоко человечны и чисты. Пьер не может не ценить в Наташе ее чуткую женскую интуицию, с которой она угадывает малейшие его желания, и любуется непосредственной чистотой ее чувств. Пусть жена не очень разбирается в существе политических взглядов мужа, но зато она всегда улавливает добрую основу его души. Интеллектуальному, размышляющему, анализирующему жизнь Пьеру как воздух нужна Наташа с ее обостренным чувством правды и фальши, настоящего и лживого, живого и мертвого.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Ви зараз читаєте: “Непосредственная чистота нравственного чувства” в образе Наташи Ростовой