Нужен ли России Базаров? (по роману И. С. Тургенева “Отцы и дети”)

Вся Россия и русская литература долго жила в ожидании принципиально нового героя, деятеля, преобразователя, “русского Инсарова”. О его скором появлении убежденно писал в финале своей статьи “Когда же придет настоящий день?” критик Н. А. Добролюбов. И такой герой явился в лице Евгения Базарова, главного героя романа И. С. Тургенева “Отцы и дети”. Его новизна заключалась в том, что, в отличие от Печориных и Рудиных, в нем, по словам другого критика, Д. И. Писарева, “знание и воля, мысль и дело сливаются в одно твердое целое”.
У Евгения Базарова было несколько жизненных прототипов: поразивший Тургенева “молодой провинциальный врач” Дмитриев; встреченный писателем на железной дороге человек, позже сосланный в Сибирь; сосед Тургенева по имению В. И. Якушкин, врач и исследователь, демократ и, возможно, участник нелегальных организаций. Отразились в Базарове и отдельные черты Белинского, Добролюбова, Бакунина. В итоге из-под пера Тургенева вышел собирательный образ, подлинный герой нового времени.
Новый герой явился, но нужен ли он России?
Автор предлагает нам встретить Базарова “по одежке”, а проводить “по уму”, самостоятельно ответив на этот вопрос.
Во внешности Базарова бросается в глаза его худое лицо “с широким лбом”, “висячими бакенбардами песочного цвету”, лицо, которое “оживлялось спокойной

улыбкой и выражало самоуверенность и ум”. Длинные густые волосы его “не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа”. Такое описание внешности дополняется упоминанием “обнаженной красной руки” и длинного балахона с кистями. Широкий лоб и просторный череп – свидетельство недюжинного ума, балахон, длинные волосы и бакенбарды – выражение вкусов людей из окружения Базарова, вызов моде, которой придерживаются хозяева дома, а красная рука – свидетельство причастности героя к физическому труду.
Красноречивы и своеобразны манеры Базарова. Он называет себя на крестьянский лад Евгением Васильевым, намеренно демонстрирует бестактность, грубость и вульгарность манер, выражает угрюмую недоверчивость к хозяевам Марьино. В его речи присутствуют нотки категоричности, слышна самоуверенность, но она полностью лишена высокопарности, иностранных слов, отличается меткостью, простотой и лаконизмом.
Базаров гордится своими “корнями” (один его дед – “секунд-майор такой-то”, зато другой – “землю пахал”). Автор неоднократно подчеркивал демократизм своего героя. Так, например, он писал в письме К. К. Слечевскому о Базарове: “Он честен, правдив и демократ до конца ногтей”.
Евгений Базаров – нигилист – “человек, который не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип”, как характеризует друга Аркадий. Вполне естественно, что такого необычного гостя “отцы” – братья Кирсановы – приняли настороженно. Николай Петрович откровенно “побаивался” молодого нигилиста, а Павел Петрович так же откровенно “всеми силами души возненавидел”. Он считает Базарова “гордецом, нахалом, циником, плебеем”.
Жаркие споры, полемика, разгоревшиеся между Базаровым и Павлом Кирсановым, отражают идеологические баталии эпохи, запечатленной в произведении. Базаров, критикуя консерватизм своего противника, барскую изнеженность, пустословие отечественных либералов, проявляя презрение к громкой и красивой фразе, часто одерживает победы в этих поединках. Но он не только спорит, говорит о деле, а и погружен в него. В то время как Павел Петрович проводил свои дни в унылой праздности, презираемый им “пришелец” трудился. Когда “Аркадий сибаритствовал, Базаров работал”. Он ставит физические опыты, изучает жуков, препарирует лягушек. И все это подчинено главным образом практической цели – лечению пациентов. Будучи типичным естественником 60-х годов XIX века, Евгений с. уважением относится к биологии, химии, медицине, решительно отрицая псевдонаучные, с его точки зрения, френологию, витализм, гуморальную патологию.
Герой романа вообще делает основной упор на утилитарность, полезность жизненных явлений. Природу он рассматривает как мастерскую, а человека – как работника в ней. То, что природа еще и храм, он начисто отрицает. Небрежно относится Базаров и к искусству, как русскому, так и зарубежному, литературе, музыке, называя все это непростительной дурью.
Герой романа часто характеризуется как нигилист, отрицатель. И в этом его главная сущность. Он сторонник решительного разрушения старых основ бытия. Он отрицает мелкое, нелепое обличительство в литературе, дутые авторитеты, крепостное право и его пережитки, незыблемые основы самодержавного государства. Такое последовательное отрицание революционно по своему характеру, и это подчеркивал в письме сам автор: “… если он называется нигилистом, то надо читать: революционером”. Но отрицание отрицанием, а что взамен?
Базаров ничего не предлагает, он отказывается формулировать свою положительную программу, замечая только: “строить не наше дело”. К сожалению, “ломание” героя предполагает также отбрасывание всех исторических и культурных ценностей, отрицание таких нравственных категорий, как долг, честь.
Уязвимым местом Базарова становится также его отношение к женщине. Любовь к женщине он считает “чепухой”, “распущенностью” , сводя ее лишь к физиологии и объявляя это чувство “белибердой” и “непростительной дурью”. Но тем болезненнее и горше постигшее его разочарование. Любовь к Анне Сергеевне стала для Базарова едва ли не самым трудным жизненным испытанием. Ощутив крах своей любви и своих прежних представлений о ней, герой пасует и перед жизненной неудачей, в которой во многом виноват сам.
Еще одним противоречием героя становится его отношение к родителям. С одной стороны, он пытается подавить в себе сыновнее чувство, стыдится его проявлений, с другой – испытывает к отцу и матери большую человеческую нежность, сознавая, что “таких людей, как они, в… большом свете днем с огнем не сыскать”. В этих суждениях тургеневский герой особенно противоречив.
Еще более противоречивы отзывы Евгения о народе. Он презирает отсталость простых мужиков, патриархальность, невежество крестьянства. Но при этом его нигилизм обусловлен интересами именно этих простых мужиков, вызван “народным духом”. Резкие суждения Базарова о народе рождены не столько трезвым отношением к забитости крестьянства, сколько авторским желанием снизить образ своего героя, наделить его антидемократической сущностью.
Сюжет романа построен таким образом, что к концу жизни Евгений рвет все былые связи с близкими ему людьми, а также “последователями” и “попутчиками”. Юный друг Базарова Аркадий Кирсанов не годится для “горькой, терпкой, бобыльной” жизни, которой требует избранный путь. Он всего лишь “мякенький, либеральный барич”, который в эпилоге показан уже полностью перешедшим в стан “отцов”. Эмансипированную помещицу Авдотью Никитичну Кукшину на самом деле интересует только одна тема – “говорить о любви”.
В эпилоге о ней говорится, что теперь она в Гейдельберге изучает естественные науки и архитектуру, “по-прежнему якшается со студентами, … которые, удивляя на первых порах наивных немецких профессоров своим трезвым взглядом на вещи, впоследствии удивляют тех же профессоров своим совершенным бездействием и абсолютной ленью”.
Виктор Ситников, который именует себя “старинным знакомым” Базарова и его учеником, самостоятельных убеждений не имеет. Его “прогрессивность” проявляется прежде всего в отрицании и презрительном отношении ко всему, что попадается на глаза. В эпилоге романа Тургенев сообщает: “… С великим Елисевичем Ситников, тоже готовящийся быть великим, толчется в Петербурге и, по его уверениям, продолжает “дело” Базарова. Говорят, его кто-то побил, но он в долгу не остался: в одной темной статейке, тиснутой в одном тем-ном журнальце, он намекнул, что побивший его – трус… “
Как видим, ни искренних и преданных друзей, ни возлюбленной, ни настоящих соратников и продолжателей его дела у Базарова нет.
Состояние подавленности после любовного краха, душевной депрессии привело его к рассеянности при вскрытии трупа мужика, заражению и последующей смерти. Но это только повод, косвенная причина ухода Базарова из жизни. Другая причина состоит в небрежном отношении героя к жизни, во многом потерявшей для него свой смысл. Главная же причина гибели тургеневского героя может быть названа социально-исторической. Незадолго до смерти Евгений производит оценку своих нравственных ценностей: “Я нужен России… Нет, видно не нужен… “
Обстоятельства русской жизни 60-х годов не давали еще возможностей для коренных демократических преобразований, для претворения замыслов Базарова и ему подобных. К тому времени еще не созрели условия для одержания ими победы над царящим злом. И потому дело героя и сам он предстают трагически обреченными, и именно это, чувствовал Базаров, размышляя о “собственном ничтожестве” перед вечностью, о неизбежности смерти.
Для понимания характера и позиции Базарова важное значение имеют характеристики, которые дают ему другие действующие лица. Аркадий считает Базарова “одним из самых замечательных людей”, с которыми он когда-либо встречался; отец – что “… подобных ему людей не приходится мерить обыкновенным аршином… “. Ситников называет себя “учеником” Базарова; Одинцова сначала находит его “странным”, а затем приходит к выводу, что он “не из числа обыкновенных” и что он не удовольствуется “скромною деятельностью”. Катя видит в Евгении что-то “хищное”. А Павел Петрович в своих высказываниях фактически указывает на главную причину “ненужности Базарова”: “Вы воображаете себя передовыми людьми, а вам только в калмыцкой кибитке сидеть! Сила! Да вспомните, наконец, господа сильные, что вас всего четыре человека с половиною, а тех – миллионы, которые не позволят вам попирать ногами свои священнейшие верования, которые раздавят вас!” Показательно, что в эпилоге романа Тургенев упоминает, что единственным продолжателем дела Базарова оказался именно жалкий и никчемный Ситников, “тоже готовящийся быть великим”.
Роман завершается великолепным музыкальным аккордом – лирической концовкой, рисующей стариков Базаровых на могиле сына. Они “молятся и не могут покинуть это место, откуда им как будто ближе до их сына, до воспоминаний о нем… Неужели их молитвы, их слезы бесплодны? Неужели любовь святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце не скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной… ” Этот финал звучит как реквием и как стихотворение в прозе, где пейзаж, скорбно застывшие фигуры и тишина, вопросы и восклицания передают глубину авторских переживаний.
Позиция автора и ответ на вопрос “Нужен ли России Базаров?” становятся ясны: Базаровы явились на арену русской общественной жизни слишком рано, они уже пришли, но время их еще не началось.
Именно этим автор мотивирует раннюю и печальную смерть своего героя, а вместе с ним хоронит и нигилизм, мировоззрение для него неприемлемое, поскольку несет в себе только разрушение и лишено созидательных начал.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Ви зараз читаєте: Нужен ли России Базаров? (по роману И. С. Тургенева “Отцы и дети”)