Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н. В. Гоголя “Ревизор” (3)

У меня болит сердце, когда я вижу, как заблуждаются люди. Толкуют о добродетели, о Боге, а между тем не делают ничего
Из письма Гоголя к матери
Премьера комедии “Ревизор” состоялась 19 апреля 1836 г. на сцене Александринского театра в Петербурге. В зале собралась избранная публика, государь император Николай Павлович не только сам был на премьере, но велел и министрам смотреть “Ревизора”. Во время представления он хлопал и много смеялся, а выходя из ложи, сказал: “Ну, пьеска! Всем досталось, а мне – более всех”.
Вскоре после постановки комедии Гоголь отвечал своим недоброжелателям: “Великодушное правительство глубже вас прозрело высшим разумом цель писавшего”. Какова же была эта благородная цель? Замысел Гоголя был рассчитан как раз на то, чтобы вовлечь зрителя в спектакль, дать почувствовать, что город, обозначенный в комедии, существует не где-то, но в той или иной мере в любом месте России, а страсти и пороки чиновников есть в душе каждого из нас.
По поводу Хлестакова сам автор высказался очень образно: “Пословица не бывает даром, а пословица говорит: “Хвалится черт всем миром овладеть, а Бог ему и над свиньей не дал власти”. В этом описании так и видится Иван Александрович Хлестаков.
Хлестаков не просто фантазер. Он сам не знает, что говорит и что скажет в следующий миг. Словно за него говорит некто, сидящий

в нем, искушающий через него всех героев пьесы. Хлестаков – щелкопер, весь состоящий из надуванья. Умеет запустить пыль, раскричаться, распечь. Если при нем струсишь – тут-то он и пойдет храбриться. А как только наступишь на него, он и хвост подожмет.
Появление Хлестакова в комедии не случайно. Оно – как семя на взрыхленную почву. Эта почва – уездное чинопочитание, “электричество чина” рождало “силу всеобщего страха” в уездном городе. Персонажи сами “делают” Хлестакова. Городничий его боится, так как в нем “сидит” готовность к слепой вере, готовность к мимикрии, ко всему, что требует среда. А уездная среда требует, чтобы столичная “штука” возвышалась над нею, и Хлестаков радостно идет навстречу подобному желанию. И чисто хлестаковская бесшабашность, безудержное вранье – все сходит с рук герою. Гоголь именно так характеризовал Хлестакова. Он разговорился, никак не зная с начала разговора, куда поведет его речь. Темы для разговоров ему дают окружающие. Они сами как бы кладут ему все в рот и создают разговор. Хлестаков плывет по течению, образованному уездным страхом и восторгом перед столичной персоной. Он – крошечный винтик огромной машины, послушный исполнитель, обреченный в своей службе и жизни вообще на роль ведомого. Хлестаков занимает весьма скромное место на лестнице общественных отношений, разделенных чинами. Когда в провинции Хлестаков рассказывает о своем петербургском житье-бытье, он не просто фантазирует, а сочиняет небылицы. Лишь в первых словах хвастливой исповеди проскальзывает упоминание о настоящей роли героя в чиновничьем Петербурге: “Вы, может быть, думаете, что я только переписываю: нет.”. Стихия его стремительного движения обнаруживает себя в его рассказе очень любопытно: “И сторож летит еще на лестнице за мною со щеткой: “Позвольте, Иван Александрович, я вам, – говорит, – сапоги почищу” Еще нужно подчеркнуть, что у Хлестакова исключительность какого-либо явления, его привлекательность и неповторимость измеряется в количественной характеристике. Вспомним, как Хлестаков поражает воображение чиновников своими петербургскими обедами. Арбуз на его столе – “в семьсот рублей”, а главное достоинство супа в огромном расстоянии – он “прямо на пароходе приехал из Парижа”.
Этот количественный охват распространяется на всем стороны жизни (“Я везде, везде.”). Так же и с литературой: “все написал, всех изумил”.
Будучи неприметной, жалкой личностью, Хлестаков в воображении своей становится над другими, захватывая в минутное подчинение всех. Есть такое выражение: “Короля делает свита”. Вот таким “королем на час” и стал Хлестаков в окружении персонажей комедии.
А ведь есть самое элементарное объяснение поведению этого героя. Дело в том, что Хлестаков очень голоден. Денег у него нет, и не предвидится, обед в долг не дают. Но он не производит впечатления несчастного. Хлестакова спасает приглуповатость. Лишь у человека инфантильного может быть такая логика: если я голоден, нужно пройтись. А в разговоре со слугой Хлестаков прибегает просто к ребячьей логике: “Ты растолкуй ему сурьезно, что мне нужно есть. Деньги сами собою.”.
И не раз на протяжении комедии мы убеждаемся в инфантильности Хлестакова, его простодушном эгоизме, который он сам излагает в жизненном кредо: “Ведь на то и живешь, чтобы срывать цветы удовольствия”. Свои приключения по женской линии Хлестаков изображает как ребячьи выдумки. Его ухаживания за Марьей Антоновной и ее матерью воспринимаются как шарж. “Я готов на коленках у вас просить прощения (Падает на колени). Простите же, простите! Вы видите, я на коленях”. Вскоре он бросается на колени перед матерью. Легко, с беззаботностью Хлестаков берет деньги у чиновников, ухаживает попеременно за дочерью и женой городничего, не задумываясь, делает предложение Марье Антоновне. Он постоянно манерничает, стремясь произвести впечатление, особенно на дам. “Рисуясь” – едва ли не самая характерная авторская ремарка применительно к Хлестакову. Смутная догадка о том, что его приняли за какого-то другого, нисколько его не озадачивает. Он нежится в потоке приятных ощущений и беззаботно отмахивается от совета Осипа уехать поскорее: “Нет, мне еще хочется пожить здесь”. “Ревизор” стал той комедией, где выведены на сцену “русские характеры”. Но это еще не все. Талант Гоголя выявил такое социальное явление, как “хлестаковщина”. В чем же суть этого порока? Хлестаковщина – это внутренняя пустота, глупость, притворство, приспособление к обстоятельствам. Примитивность сознания, фразерство, инфантильность, себялюбие – тоже ее отличительные черты. Это явление очень опасно тем, что может быть в любом человеке в большей или меньшей степени, может скрываться за более или менее привлекательной маской. Явление хлестаковщины очень многолико. Это и манерность, стремление пустить пыль в глаза, простодушный эгоизм. И, что самое удивительное, оно исключительно живуче и передается “по наследству” из поколения в поколение, из века в век. Поэтому, несколько переиначив слова Гоголя, обратимся к человечеству с таким пожеланием: “Всмотритесь пристально в себя, не сидит ли хлестаковщина в каждом из нас?”


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Протурберанці драч читати.
Ви зараз читаєте: Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н. В. Гоголя “Ревизор” (3)