Идейные искания Пьера Безухова



“Война” и “мир” у Толстого – два универсальных состояния человеческого бытия. В ситуации “войны” люди теряют историческую память и общую цель, живут сегодняшним днем. Общество распадается, и жизнью начинает править эгоистический произвол. Такова Россия придворных кругов и светских гостиных.
В 1805 году именно эта Россия во многом определяет жизнь всей страны. Великосветская чернь – это царство интриг, где идет взаимная борьба за личные блага и место под солнцем.
Мучительно переживают состояние всеобщего хаоса лучшие

герои романа. Пьер Безухов невольно оказывается игрушкой в руках ловких светских хищников и интриганов, претендующих на его большое наследство. Пьера женят на Элен, а потом втягивают в нелепую дуэль с Долоховым. И все попытки героя решить вопрос о смысле окружающей жизни заходят в тупик. Пьер одно за другим перебирает противоречивые впечатления бытия, пытаясь понять, “кто прав, кто виноват, какая сила управляет всем”. Он видит причины отдельных фактов и событий, но никак не может уловить общую связь между ними, потому что эта связь отсутствует в той жизни, которая его окружает. “Все в нем самом и вокруг него
представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным”.
В ситуации “мира” жизнь, наоборот, обнаруживает скрытый смысл и разумную целесообразность. Это общая жизнь людей, согретая теплом высшей нравственной истины, приводящая личный интерес в гармоническое согласие с общими интересами всех людей. Именно такой “мир” возникает в ходе войны 1812 года. Ядром его окажется народная жизнь, в которую войдут лучшие люди из господ. В личной жизни людей возникло новое чувство, которое Толстой называет “скрытой теплотой патриотизма” и которое невольно объединяет всех честных русских людей в “мир”, в большую дружную семью. Это новое состояние русской души по-новому отзывается в душевном самочувствии героев Толстого. “Главный винт” в голове Пьера теперь “попадает в резьбу”. Противоречивые впечатления бытия начинают связываться друг с другом по мере того как Пьер входит в общую жизнь накануне и в решающий день Бородинского сражения. На вопросы “кто прав, кто виноват и какая сила управляет всем” теперь находятся ясные и простые ответы.
Жизненный путь Пьера Безухова – мучительный поиск вместе с Россией выхода из личного и общественного разлада к “миру”, к разумной и гармоничной общей жизни людей. Пьера не удовлетворяют мелкие эгоистические интересы, светские интриги, пустое словоизвержение. Душа Пьера открыта всему миру, отзывчива на все впечатления окружающего бытия. Он не может жить, не размышляя, не решая для себя и для людей главных вопросов о смысле жизни, о цели человеческого существования.
Пьер понимает законность народного мироощущения и принимает его, роднится душой с простыми солдатами. После батареи Раевского, где солдаты приняли Пьера в свою семью, после ужасов смерти и разрушения Пьер впадает в состояние полной душевной пустоты. Он не может выйти “из тех страшных впечатлений, в которых он жил этот день”.
Пьер падает на землю и теряет ощущение времени, а солдаты, притащив сучья, садятся около него и разводят костер. Жизнь не уничтожена, она продолжается, и мирными хранителями ее вечных и неразложимых основ оказываются не господа, а люди из народа. “Солдатом быть, просто солдатом! – думал Пьер, засыпая. – Войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает их такими”.
В плену все рушится в душе Пьера, уничтожается “вера в благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в Бога”. “Мир завалился в его глазах и остались одни бессмысленные развалины. Он чувствовал, что возвратиться к вере в жизнь – не в его власти”. Но вновь на пути Пьера встает простой русский солдат как бессмертное, ничем не уничтожимое воплощение “всего русского, доброго, круглого”. Главное, что покоряет Пьера в Платоне Каратаеве, – это любовное отношение к миру. Исцеляющее влияние Каратаева на израненную душу Пьера скрыто в особом даре любви, это любовь без примеси эгоистического чувства. Каратаев – символическое воплощение мирных, охранительных свойств коренного крестьянского характера, “непостижимое, круглое и вечное олицетворение духа простоты и правды”.
Общение с Платоном Каратаевым приводит Пьера к более глубокому пониманию смысла жизни: “прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких-то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе”. В плену Пьеру открывается тайна народной религиозности, основанной не на отречении от мира, а на деятельной любви к нему: “Жизнь есть все. Жизнь есть Бог… И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить Бога”. Отсутствие личного, индивидуального в Каратаеве направлено в сторону земли, а не неба, в сторону жизни, а не смерти. Каратаев живет в полном согласии со всем конкретным, индивидуальным, земным. Он не отрицает его, а полностью с ним сливается, он – капля океана жизни, а не смерти. Это полное согласие с жизнью и вносит успокоение в душу Пьера.
В Пьере зарождается новое и близкое к народному миросозерцание, призванное не отрицать земную жизнь, а высветить и одухотворить ее. Христианство Каратаева и Пьера нисходит в мир, освещает радостные улыбки жизни, цветы земной любви, поэзию семейных чувств. Пройдя через лишения плена, приняв каратаевский взгляд на мир, Пьер приходит к убеждению, “что все несчастье происходит не от недостатка, а от излишка”.
Порабощенный цивилизацией человек начинает жить отраженной интеллектуальной жизнью и теряет непосредственные ощущения радости той земной жизни, становится человеком посторонним, не столько живущим, сколько наблюдающим и анализирующим жизнь, и в этом человеке постепенно высыхают глубинные родники души.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



П'ятнадцятирічний капітан скорочено.
Ви зараз читаєте: Идейные искания Пьера Безухова