Масштабность любовных чувств и переживаний лирического героя В. Маяковского



Когда говорят о любовной лирике XX столетия, о Маяковском либо не вспоминают, либо вспоминают в последнюю очередь. Иногда удивляются, как это: Маяковский – агитатор, горлан, главарь (по его же определениям!) – и вдруг любовь! Это как-то не соответствует сложившимся у некоторых стереотипам. Я немного завидую тем, кто, впервые открыв для себя его ранние, “внепрограммные” стихи и поэмы, откроет для себя нового Маяковского, великого и в борьбе, и в ненависти, и в любви. Маяковского, измеряющего любовь огромными масштабами – “громада-любовь”.

/> На мне ж с ума сошла анатомия.
Сплошное сердце – гудит повсеместно.
Одной из своих поэм он даже дает название “Любовь”. Его любовь не просто большая, она безбрежная – космическая.
Послушайте!
Ведь, если звезды
Зажигают
Значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – это необходимо,
Чтобы каждый вечер
Над крышами
Загоралась хоть одна звезда?!
Любовь, вырастающая до звезд, охватывает все вокруг, растворяя и поднимая твою душу. Любовь, без которой не жить, не дышать, не творить.
… А мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени…
Стихотворение
так и названо именем любимой – “Лиличка”. Это не только безграничная нежность, искренность, это открытость души – чуткой, глубоко впечатлительной, действительно великой в проявлении своих чувств:
Дай хоть
Последней нежностью выстелить
Твой уходящий шаг.
Или в поэме “Облако в штанах”:
Имя твое я боюсь забыть,
Как поэт боится забыть
Какое-то
В муках ночей рожденное слово,
Величием равное Богу.
Тело твое
Я буду беречь и любить,
Как солдат,
Обрубленный войною,
Ненужный, ничей,
Бережет свою единственную ногу.
Недаром же у Маяковского, причем всерьез, не пародийно, появляется пушкинский мотив:
… я сейчас же
Утром должен быть уверен,
Что с вами днем увижусь я.
(“Юбилейное”)
Любовь у Маяковского вырастает до символа, до обобщения:
Любить
Это с простынь,
Бессонницей
Рваных,
Срываться,
Ревнуя к Копернику…
(“Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви”)
Но главное, что привлекает, притягивает в любовной лирике Маяковского, – это его большая требовательность в любви. Требовательность к себе, к своему чувству, к любимой. Желание быть достойным высокой любви.
Не поймать
Меня
На дряни,
На прохожей паре чувств,
Я ж
Навекv любовью ранен
Еле-еле волочусь.
(“Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви”)
Жизнь поэта, его выбор своего пути, своей судьбы определяет выбор любви. Нельзя разделить жизнь на общественное и личное – это сплавлено в самом сердце:
В поцелуе рук ли,
Губ ли,
В дрожи тела
Близких мне
Красный
Цвет
Моих республик
Тоже
Должен
Пламенеть.
(“Письмо Татьяне Яковлевой”)
Любовь в самое трудное время дает возможность не только превозмочь трудности, но и усмехнуться над ними:
Не домой,
Не на суп,
А к любимой в гости
Две морковинки
Несу
За зеленый хвостик.
Я
Много дарил
Конфет да букетов,
Но больше
Всех
Дорогих даров
Я помню
Морковь драгоценную эту
И полполена
Березовых дров…
(“Хорошо!”)
Может, именно поэтому и веришь, когда поэт говорит: “Я землю эту люблю!” Начинаешь воспринимать Маяковского не плакатно, а человеком, умеющим страдать и зажигать звезды, человеком, которого волнует высокое и вечное.
В ночи Млечпуть серебряной Окою,
Я не спешу, и молниями телеграмм
Мне незачем тебя будить и беспокоить…
(“Неоконченное”)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Жанр твору вершники.
Ви зараз читаєте: Масштабность любовных чувств и переживаний лирического героя В. Маяковского