Народный мир в движении. (Анализ части “Последыш”)



В “Последыше” мужики деревни Большие Вахлаки разыгрывают после реформы “камедь” подчинения выжившему из ума князю Утятину, соблазнившись посулами его наследников-сыновей. Некрасов создает сатирический образ тех полукрепостнических отношений, которые установились между помещиками и крестьянами после реформы 1861 года, когда крестьянство на многие десятки лет осталось в фактической зависимости от господ. В начале “Последыша” вновь звучит сквозная в эпопее тема народного богатырства:
“Прокосы широчайшие!
Сказал

Пахом Онисимыч.
Здесь богатырь народ!”
Смеются братья Губины:
Давно они заметили
Высокого крестьянина
Со жбаном – на стогу;
Он пил, а баба с вилами,
Задравши кверху голову,
Глядела на него.
Так создается почти скульптурный памятник, олицетворяющий неистощимую силу и мощь крестьянского мира. Но в резком контрасте с этим мажорным вступлением оказывается поведение мужиков, играющих шутовскую роль добровольных рабов перед напоминающим Лихо Одноглазое, выморочным князем Утятиным.
Вначале эта “камедь”, эта фальшивая игра в покорность вызывает улыбку читателя. Тут есть и артисты
вроде мнимого бурмистра Клима Лавина, с каким-то упоением входящего в назначенную ему миром роль:
“Отцы!” – сказал Клим Яковлич
С каким-то визгом в голосе,
Как будто вся утроба в нем
При мысли о помещиках
Заликовала вдруг…
Но чем долее продолжается игра, тем чаще в ней проскальзывают черты правдоподобия. Возникает сомнение: игра ли это? Уж слишком похожа она на правду. Сомнение подтверждается не только словами Пахома: “не только над помещиком, привычка над крестьянином сильна”,- но и реальными поступками вахлаков. Вот мужики идут посмотреть на комедию, которая будет разыграна с приездом князя Утятина, но встают “почтительно поодаль от господ”. Вот Клим входит в раж и произносит очередную верноподданническую речь, но у дворового вместо смеха “слезы катятся по старому лицу”. А рядом с этими непроизвольными проявлениями холопства встает холопство Ипата уже по призванию и убеждению. Да и самый главный шут Клим Лавин в минуту откровения говорит:
Эх, Влас Ильич! где враки-то?
Не в их руках мы, что ль?..
Временами комедия превращается в жестокую, трагическую игру, убийственно действуя на Агапа Петрова – человека с проснувшимся и еще не окрепшим чувством собственного достоинства. И если сперва вахлакам кажется, что они потешаются над помещиком, то вскоре выясняется, что в действительности они унижают самих себя. Неспроста говорит мудрый Влас разыгравшемуся шуту Климке Лавину:
Бахвалься! А давно ли мы,
Не мы одни – вся вотчина…
(Да… все крестьянство русское!)
Не в шутку, не за денежки.
Не три-четыре месяца,
А целый век… Да что уж тут!
Куда уж нам бахвалиться,
Недаром Вахлаки!
Против мужиков оборачивается их наивная вера в сыновей князя Утятина, “гвардейцев черноусых”, посуливших за вахлацкую комедию поемные луга. Умирает “последыш”,
А за луга поемные
Наследники с крестьянами
Тягаются доднесь…
Внешне “Пир – на весь мир” является продолжением “Последыша”: вахлаки после смерти князя Утятина справляют “поминки по крепям”. Но по существу в “Пире” изображается принципиально иное состояние мира. Это уже проснувшаяся и разом заговорившая народная Русь. В праздничный пир духовного пробуждения вовлекаются новые и новые герои: весь народ поет песни освобождения, вершит суд над прошлым, оценивает настоящее и начинает задумываться о будущем. Далеко не однозначны эти песни на всенародной сходке. Иногда они контрастны по отношению друг к другу, как, например, рассказ “Про холопа примерного – Якова верного” и легенда “О двух великих грешниках”. Яков мстит барину за все издевательства по-холопски, совершая самоубийство у него на глазах. Разбойник Кудеяр в праведном гневе убивает народного врага пана Глуховского. Причем после этого убийства рухнуло громадное дерево, которое Кудеяр по обету, во имя искупления грехов, начал подтачивать ножом. И трудиться бы ему до скончания века, если бы вонзившийся в сердце пана Глуховского нож не сбросил с разбойника вместе с упавшим деревом “бремя грехов”. Так высшая народная нравственность, освященная авторитетом религиозной веры, оправдывает праведный гнев против угнетателей и даже насилие над ними.
И как бы в ответ на этот рост народного самосознания из разноречивого хора крестьянских голосов, поднимаясь над ними, начинают звучать песни Гриши Добросклонова, русского интеллигента, знающего о том, что счастье народное может быть достигнуто лишь в результате всенародной борьбы за “непоротую губернию, непотрошеную волость, избытково село”, которые ищут теперь забывшие давно о первоначальной цели путешествия, духовно выросшие странники.
Рать подымается
Неисчислимая,
Сила в ней скажется
Несокрушимая!


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Краса в житті людини.
Ви зараз читаєте: Народный мир в движении. (Анализ части “Последыш”)