“Неоспоримо первенство Москвы… ” (тема Москвы в поэзии М. Цветаевой)



Из рук моих – нерукотворный град
Прими, мой странный, мой прекрасный брат…
И я дарю тебе свой колокольный град…
М. Цветаева
Поэзию Марины Цветаевой многие считают своеобразным дневником. И действительно, в стихотворениях отразилась вся жизнь поэтессы, все ее переживания; стремления, страсти, мечты. Ее лирика наполнена огромной любовью – любовью к мужчине, к детям, к природе, к друзьям-поэтам, но главное – любовью к родным местам, к родному городу. Судьба забрасывала Цветаеву в разные уголки земли, но, где бы она ни находилась,

сердце ее всегда оставалось в тех краях, где прошло ее детство. “Все, что любила, – любила до семи лет, и больше не, любила ничего, – писала она в “Автобиографии”. – Сорока семи лет от роду скажу, что все, что мне суждено было узнать, – узнала до семи лет, а все последующие сорок – осознавала”. И все эти годы жила одним стремлением – воскресить ту идеальную с высоты прожитых лет атмосферу, в которой она выросла, которая сформировала ее как человека и поэта. А сформировала ее Москва – великая, царственная Москва с кремлевскими башнями и колоколами, с “домашними” переулками и златоглавыми
церквами, с ее семью холмами, похожими на семь колоколов, Москва, через которую “по старой по дороге по Калужской” бредут “смиренные странники”, слепцы, “во тьме поющие Бога”, где “льется аллилуйя на смуглые поля”. Именно в этом прекрасном городе, в праздничный день на Иоанна Богослова, когда
Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья…
И родилась Марина Цветаева. Родилась для того, чтобы открыть миру Русь – стихию буйства, своеволия и безудержного разгула души. Русь, которая поет, причитает, пляшет, богомольствует и кощунствует во всю ширь русской натуры. И столицу этой великой земли – Москву. Да, именно так, потому что она в своих стихотворениях смеется “над гордынею царей”, решивших перенести столицу из Москвы в Петербург. И вместе с ней смеются “целых сорок сороков церквей”. Для Цветаевой Москва никогда не переставала быть настоящей столицей, ее первенство было неоспоримо. Святой город, в котором, “как золотой ларчик”, горят купола церкви Иверской Богоматери, способной пригреть, пожалеть и спасти любого страждущего, весь жаждущий народ. Именно родному городу посвящает она один из ранних циклов стихов – “Стихи о Москве”. Цветаева всегда осознавала себя московским поэтом, соревнующимся с петроградскими коллегами по ремеслу. Она стремилась воплотить в слове свою любовь к столице, подарить любимый город выдающимся петербургским поэтам: Блоку, Ахматовой, Мандельштаму, как, например, в обращенном к последнему, в полном пронзительного лиризма стихотворений:
Из рук моих – нерукотворный град
Прими, мой странный, мой прекрасный брат.
Именно представить, “Москву – Петербургу подарить”, а вовсе не победить Петербург мечтает поэтесса в своих стихах.
Марина Цветаева искренне гордится тем, что родилась в Москве, что здесь – ее первая школа, первая гимназия. Она горячо любит всю красоту русской столицы, этого “дивного града”, “мирного града”, дарящего радость и счастье всем посетившим его. Как можно не любить эти церкви – “все сорок сороков”, и “Спасские – с цветами – ворота”, и “часовню звездную”, и “пятисоборный несравненный круг”. Цветаева стремилась провести всех чудесными тропами к Нечаянная Радости, где уронит на нас свой покров Богородица и защитит от всех бед. Она зовет нас приобщиться к ее любви и ее тайне.
Героиня “московских стихов” Цветаевой словно примеряет различные образы обитательниц города – и древнего, и современного: то она – богомолка, то – посадская жительница, то даже – “болярыня”, прозревающая свою смерть, но всегда – хозяйка города, радостно и щедро одаривающая каждого, для кого открыто ее сердце.
К сожалению, сердце поэтессы все чаще тревожат грустные мысли о том, что в мире грядут перемены и они отразятся на всей земле. Она не хочет принимать изменений, которые принесла революция.
Рушится Россия, ее мир, ее идеалы:
Московский герб: герой пронзает гада.
Дракон в крови. Герой в луче – так надо.
Но еще хранят свою давнюю красоту переулки и дворики, парки и тенистые аллеи, куда она приглашает читателя:
Будет скоро тот мир погублен,
Погляди на него тайком,
Пока тополь еще не срублен
И не продан еще наш дом.
… … … … … … … … … … … … … … … … …
Этот мир невозвратно-чудный
Ты застанешь еще, спеши!
В переулок сходи Трехпрудный,
В эту душу моей души.
Все чаще возвращается она в стихах к миру детства, где “ручейки, деревья, поле, скаты и вишни прошлогодние во мху”. Но она сознает, что близок день, когда ей придется расстаться со счастливым перевоплощением феи. Ничто не вечно на этой земле, и перед мысленным взором поэтессы уже возникает картина людского паломничества:
По улицам оставленной Москвы
Поеду – я, и побредете – вы.
Поэтесса предчувствует гибель, и даже в эти минуты ее мысли обращены к Москве. Она неотделима от своей столицы. Она не видит ни жизни, ни даже смерти своей вдали от одной из вечных жизненных ценностей – златоглавой Москвы. Ей она благодарна за все – за жизнь, за чистую русскую душу. И потому в страстном порыве снова и снова звучат слова любви, признательности и восхищения:
Я в грудь тебя целую,
Московская земля!
“Первенство Москвы” для Цветаевой “неоспоримо”, потому что Москва для поэтессы – не просто исконно русское географическое место, это, прежде всего, город, не человеком, но Богом созданный, и ее “сорок сороков церквей” – это средоточие духовности и нравственности всей земли Русской.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Твір-опис києво-печерської лаври у художньому стилі.
Ви зараз читаєте: “Неоспоримо первенство Москвы… ” (тема Москвы в поэзии М. Цветаевой)