Коллективизация в русской литературе (по роману Б. Можаева “Мужики и бабы”)



Литературоведение старается осмыслить происходящее, а в особенности во внутреннем, духовном мире людей, существующих в драматические эпохи. Как раз, поэтому подавляющее большинство писателей советского периода обращалось к проблеме коллективизации. “Мужики и бабы” – публицистический роман по своей жанровой природе, и автор не намеревается соперничать с М. Шолоховым по поводу воссоздания эпохи, а формулирует, с учетом опыта последующих поколений, отчетливо, сознательно и эмоционально гражданскую точку зрения. Борис Можаев свой

роман “Мужики и бабы” назвал хроникальным. И это действительно хроника “великого перелома”, ставшего трагедией русского крестьянства.
“Нельзя гнуть историю, как палку, через колено”, – настойчиво повторяет автор в “Мужиках и бабах”. Лад и согласие в деревенском мире Можаева, не тронутом еще генеральной линией правящей партии, – такой видится писателю нэповская деревня, доживающая свои последние дни, своеобразный деревенский рай, идиллия мирной, почеловечески нормальной жизни.
Коллективизация – процесс сложный, быть может, неоднозначный. Но Можаева интересует не весь комплекс проблем,
связанный с коллективизацией, а в первую очередь “перегибы”, допущенные при ее осуществлении. Этой цели подчинены все характеры в романе. Крупным планом показаны местные, районные и окружные руководители, стремящиеся во что бы то ни стало в считанные дни провести коллективизацию. Их действия лишь на первый взгляд незаконны. “Перегибы” не были нарушением генеральной линии, а прямым результатом сути ее программы, сути основных взглядов руководства страны на судьбу русского крестьянства. Гуманистическая позиция автора проявляется в уничтожающей критике как троцкистских, так и бухаринских взглядов на крестьянство, и для этого привлекаются архивные документы, газетные заметки, осуждается “дикарский восторг при виде того, как на огромном кострище корчилась и распадалась вековая русская община”.
В романе Можаева широко представлена думающая сельская интеллигенция: Успенский, Обухова, Озимов. Их спорам и размышлениям отведены многие страницы романа. Можаеву было важно понять смысл происходящего, потому что только вынужденная независимость оставалась “островком свободы” в условиях тоталитарного режима. Вполне реально и ярко нарисованы такие персонажи, как Возвышаев, Ашихмин, Сенечка Зенин. Секретарь Тихановской партячейки Сенечка Зенин – из породы людей, торопящих историю и события, мыслящих однозначно и категорично, местная церковь для него – дурдом, пригодный только для ссыпного пункта, и уж никак он не связывает ее с традициями деревенской жизни, а закрытие церкви – с подрывом авторитета советской власти. Человек без совести и чести, он способен выполнить любой приказ, лишь бы удержаться на плаву. Из породы людей, склонных к псевдореволюционному нетерпению, и идеолог режима Наум Ашихмин – сын разорившегося касимовского татарина. Несмотря на свое купеческое прошлое, он, никогда не стоявший у станка, считает себя пролетарием. Его заветная мечта – продвинуться в руководящий аппарат. У предрика Никанора Возвышаева своя жизненная философия: “Мир держится на страхе – либо ты боишься, либо тебя боятся”. Главный принцип его руководства – держать людей в страхе. Вот образец его руководства даже своим, районным активом: “20 февраля все должны быть в колхозах! Не проведете в срок кампанию – захватите с собой сухари. Назад не вернетесь”.
Как же проходит “всеобщая коллективизация”? Все идет по задуманному плану: 20 февраля все должны вступить в колхоз – вначале приготовить кормушки для скота, потом по всему району провести собрание, проголосовать и в течение 24 часов согнать весь скот, но мужики уперлись, семена не сдают. Возвышаев дает команду сбивать замки с амбаров, брать людей под арест, штрафовать. И тут взбунтовались крестьяне многих деревень. Мужики в Веретье переломали общественные кормушки и сбежали в лес, в селе Красухине избили Зенина и держат его под арестом, магазин разграбили, семена растащили. В Желудевке в сельсовете разбили окна, сожгли бумаги…
Так и кончился “дикарский восторг при виде того, как на огромном кострище корчилась и распадалась вековечная русская община”. Но кончился все-таки ненадолго. Мы знаем, что крестьянскому миру, жизни независимых, свободных людей был положен конец. Зенины и Возвышаевы победили. И плоды этой страшной победы мы пожинаем до сих пор.
Протест Андрея Ивановича настолько глубок, что он даже не слушает своего брата, несмотря на то, что до этого законом жизни в их семье было быть всегда вместе, ибо только тогда можно чего-то добиться. Максим Бородин уговаривает его вступить в колхоз: “Ну, наденем эти ихние колхозные шинели да армяки… Поносим год, другой. Все же увидят, что в коленках жмут. Ну, посмеются да скинут. За старое возьмемся, за свое исконное посконное”. Но брат все равно не соглашается идти в колхоз. Ему это самое “исконное посконное” дороже всего, и он не собирается в угоду комулибо менять свою жизнь.
Мне кажется, что именно потому в деревне в пору коллективизации завязался подобный драматический конфликт, так как большинство крестьян не желали прощаться с привычным для них укладом жизни, заложенным еще их далекими предками. Собственно об этом и хочет рассказать нам Б. Можаев в своем замечательном романе. Деяния колхозных активистов были устремлены против трудового крестьянства, единственным источником достатка которого был тяжелейший труд от зари до зари, умелое ведение личного хозяйства, собственный интерес в плодах своего труда. Того и придерживается русское крестьянство, и собственно это инициировало подобную антипатию приверженцев колхозного уклада. Я считаю, что Б. Можаев в романе “Мужики и бабы” сумел передать не только конфликтную ситуацию на селе в пору коллективизации, но и истоки данного конфликта.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Протистояння імпетського т шевченко сон.
Ви зараз читаєте: Коллективизация в русской литературе (по роману Б. Можаева “Мужики и бабы”)