Испытание любовью в романе И. А. Гончарова “Обломов”



В романах И. А. Гончарова чувство любви часто является одним из основных средств раскрытия характеров. Более того: через это интимное чувство писатель раскрывает и гражданские качества человека. Не является исключением и роман “Обломов”. Наиболее ярко характеры и человеческие качества главных героев проявляются в их взаимоотношениях.
Совпадение имени и фамилии: Илья Ильич – Ильинская подчеркивает то, что они предназначены друг для друга. Не случайно первое упоминание об Ольге включено в идеальную картину жизни, которую Обломов

рисует Штольцу. Он описывает музыку, что будет звучать в его доме: “… как выплакивает сердце эта женщина! Какая грусть заложена в эти звуки! … И никто не знает ничего вокруг… Она одна… Тайна тяготит ее; она вверяет ее луне… ” Имя Ольги, ее облик, поступки пронизаны музыкой – она живет в ее ореоле. Все в ней удивительно гармонично: и прекрасный голос, мягкий, “с нервной дрожью чувства”, “чистый, сильный, девический”, и “умные”, “ласковые” темные серо-голубые глаза, и наклон головы, “благородно покоившейся на тонкой, гордой шее”. “Боже мой, какая она хорошенькая! – восхищается
ее внешностью Обломов, хотя Ольга и не красавица. – Бывают же такие на свете! Эта белизна, эти глаза, где, как в пучине, темно и вместе блестит что-то… душа,. должно быть! Улыбку можно читать, как книгу; за улыбкой эти зубы и вся голова… как нежно покоится на плечах, точно зыблется, как цветок, дышит ароматом”. В Ольге совершенно нет жеманства, кокетства, лжи, мишуры, умысла. В силу своей натуры и воспитания она естественна в проявлении мыслей и чувств; естественны и все ее жесты, даже малейшие, едва заметные движения глаз, губ, рук.
Обладая нежной и одновременно горячей натурой, Ольга отвечает на внезапно вспыхнувшее чувство Ильи Ильича, который увидел в ней воплощение своего идеала, и любовь Ольги так же проста и естественна, как и вся ее жизнь. Она полюбила впервые в двадцать лет. В ее глазах “прибавилось света, в движениях грации; грудь ее так пышно развилась, так мерно волновалась”. В Ольге заиграли все силы, она увидела то, на что прежде глаза ее были закрыты. В ней “развернулись новые стороны ума, новые черты характера”. Несмотря на свою молодость, Ольга прекрасно понимает, что “первая и главная роль” принадлежит ей, что от Обломова не приходится ждать “никакого движения воли, никакой активной мысли”. И она берет на себя роль “путеводной звезды”, мечтает, что разольет свет “над стоячим озером и отразится в нем”.
В Ольге возникает желание воскресить интересного для нее, хотя и безвольного человека: “она укажет ему цель, заставит полюбить опять все, что он разлюбил”. В этом обновлении Ильи Ильича она видит свое призвание. И в значительной мере осуществляет это свое намерение. Она отважно напоминала Обломову “цель жизни и обязанностей и строго требовала движения, беспрестанно вызывала наружу его ум, то запутывая его в тонкий, жизненный, знакомый ей вопрос, то сама шла к нему с вопросом о чем-нибудь неясном, не доступном ей”. Если она замечала “прежние черты в душе Обломова… малейшую усталость, чуть заметную дремоту жизни, на него лились упреки, к которым изредка примешивалась горечь раскаяния, боязнь ошибки”.
Ольга видела свое назначение в том, чтобы любить Обломова, и она следовала своей судьбе, училась любви, “пытала ее и всякий новый шаг встречала слезой или улыбкой, вдумывалась в него”. В минуты разочарования она думала: “Не любят два раза в жизни, это, говорят, безнравственно”. Она оправдывала свою любовь к Обломову “его кротостью, чистой верой в добро, а пуще всего нежностью, нежностью, какой она не видела никогда в глазах мужчины”. “У сердца, когда оно любит, – думала Ольга, – есть свой ум, оно знает, что хочет, и знает наперед, что будет”.
После того как Обломов сделал Ольге предложение, она не увлеклась его романтическими порывами и мечтами. Вместо этого она стала твердить ему, что в любви начинается серьезная практическая жизнь: нужно сходить в палату, засвидетельствовать доверенность, поехать в Обломовку и устраивать свои дела…
Но долг и обязанность оказались губительными для любви, ее романтического пафоса. Когда Обломов пришел в отчаяние из-за практической стороны свадьбы, Ольга получила известие о завершении тяжбы по ее имению, но ничего не сказала Илье Ильичу, желая “доследить до конца, как в его ленивой душе любовь совершит переворот, как окончательно спадет с него гнет, как он не устоит перед близким счастьем”. Она ждала от Обломова решительных действий, смелости, готовности жить активно, но вынуждена была признать свое поражение. На последнем свидании Ольга признается, что любила будущего Обломова (“любила в тебе то, что я хотела, чтоб было в тебе, что указал мне Штольц, что мы выдумали с ним”). В горькие минуты расставания решительность и воля изменяют Ольге, и она устремляется к Обломову, умоляя его забыть ее жестокие слова… Но все уже тщетно.
Первая любовь – любовь к Обломову, стала для Ольги серьезным испытанием. В ней исчезли детскость, наивность, беспечность. Ольга не смотрела больше на мир так, как прежде, – открыто, светло и покойно: “… глаза немного будто впали, и нет детской усмешки на губах, нет наивности, беспечности”. Именно такой и увидел Ольгу Штольц через год в Париже. Она обрадовалась ему, глаза “Ольги блеснули светом тихой, не стремительной, но глубокой радости”.
Перемены, случившиеся в Ольге, поразили Штольца. Раньше она была для него “милым ребенком, подающим большие надежды”. В Петербурге Штольц не видел, что Ольга “идет почти одна своей дорогой… идет по новой тропе, по которой ей приходилось пробивать свою колею собственным умом, взглядом, чувством”. Ольга многое научилась понимать и угадывать; осторожно вглядываясь в жизнь, вслушиваясь в речи и советы Штольца. А тогда он не видел этого, он ждал от нее “много впереди, но далеко впереди, не проча ее себе в подруги”. И только за границей, увидев незнакомую и таинственную Ольгу, отважился углубиться “в лабиринт ее ума, характера и каждый день открывал и изучал все новые черты и факты и все не видел дна, только с удивлением и тревогой следил, как ее ум требует ежедневно насущного хлеба, как душа ее не умолкает, все просит опыта и жизни”.
Для Ольги любовь к Штольцу также стала совершенно новым, неизведанным чувством. В своей первой любви – любви к Обломову – она перенесла “девический период неуменья владеть собой, внезапной краски, худо скрытой боли в сердце, лихорадочных признаков любви, первой ее горячки”. Ольга не осознавала своего чувства к Штольцу, боролась отчаянно “сама с собой”, она стала сомневаться в своей любви к Обломову, даже стыдиться своего романа с ним. И в то же время искренне раскаивалась “в неблагодарности за глубокую преданность ее прежнего друга”. Ольге нравилось “непрерывное, исполненное ума и страсти поклонение такого человека, как Штольц”, нравилось потому, что оно ” восстанавливало ее оскорбленное самолюбие”. И постепенно Штольц стал ее “разумом и совестью”. Перед ним Ольга теряла силу воли и характер, проницательность, умение владеть собой. Помимо ее воли любовь завладела ею, заполнила всю ее жизнь. Ее любовь к Штольцу – чувство зрелое, глубокое.
Гончаров показал нам все оттенки сложных любовных отношений Ольги с Обломовым и Штольцем, в которых раскрылись все ее лучшие качества: благородство, желание быть “путеводной звездой”, решительность, духовная красота. Мы увидели, что она растет вместе со своим чувством, и каждая сцена, происходящая между нею и любимым ею человеком, прибавляет новую черту к ее характеру, с каждой сценой грациозный образ девушки делается все симпатичнее, обрисовывается ярче и сильнее. И мы искренне радуемся, что в Штольце она нашла человека, в котором отчасти “воплотился ее идеал мужского совершенства”, что в замужестве сбывается ее девический сон счастья.
А вот Обломова жаль. Ведь постепенно умирал не только его разум, но и нравственная жизнь. Он встретил необыкновенную, чуткую девушку, горячо полюбившую его, и любовь вначале захватила его самого, но закончилась она все в том же обломовском духе. Лень и боязнь поломать привычный для него уклад победили в Обломове чувство любви, ему не хотелось переживать ее тревог, нести какие-то обязанности перед другим человеком. В его грезах идеал женщины представлялся воплощением “целой жизни, исполненной неги и торжественного покоя, как сам покой”. Он мечтал в своей возлюбленной найти “неизменную физиономию покоя, вечное и ровное течение чувства”.
Идеал семейного счастья представлялся Илье Ильичу вполне “по-обломовски”, и потому лишенная какого бы то ни было нравственного смысла его жизнь с Пшеницыной, полной противоположностью Ольги, оказалась соответствующей его характеру, потребностям его натуры. Да и случайное совпадение чинов ее мужа и самого Обломова становится намеком на неизбежность обретения мечты в доме Пшеницыной. Мы не можем не заметить, что объективно этот дом стал для Ильи Ильича новой Обломовкой, такой желанной и такой гибельной.
Здесь происходит медленное, но все же необратимое угасание героя. Если любовь к Ольге сопровождали книги, цветы, музыка, то отношения с Пшеницыной во многом определяются притягательной силой локтей “с ямочками посредине”. Если в Ольге Обломов видел и ценил грацию и духовную красоту, то на Пшеницыну глядит, как “на горячую ватрушку”. В его жизни на Выборгской нет поэзии, нет лучей, “которыми некогда воображение рисовало ему барское, широкое и беспечное течение жизни в родной деревне, среди крестьян, дворни”. Зато в новообретенном райском уголке царят мир и тишина, разговоры ведутся не о высоком назначении человека и смысле жизни, а о праздниках, кухне, продовольствии. Все враждебное исчезло из жизни Ильи Ильича, любящее око жены, Агафьи Матвеевны, зорко сторожило каждое мгновение его жизни. Пшеницына не предъявляла к Обломову никаких требований, и он “жил как будто в золотой рамке жизни”. Обеспечив Илье Ильичу идеальные условия существования, Агафья Матвеевна предоставила таким образом возможность для проявления благородства, уверенности Обломова в своих нравственных силах. Так, например, много лет подряд слушая Тарантьева по лености и беспечности, он, наконец, проявляет смелость и решительность тогда, когда грубость и пошлость земляка переходят все границы.
В доме Пшеницыной Обломов обрел то спокойное и ровное семейное счастье, о котором мечтал. Он заботится о детях Агафьи Матвеевны, как о своих, у него и у самого родился сын. Его любовь к жене – чувство также спокойное и ровное, не требующее ни бессонных ночей, ни сладких и горьких слез. Добрейшая Агафья Матвеевна помогает Обломову не замечать жизни и не чувствовать ее. И герой окончательно убеждает себя, что в этой женщине воплотился “идеал того необозримого, как океан, и нерушимого покоя жизни, картина которого неизгладимо легла в его душу в детстве, под отеческою кровлей”, то есть “… идеал его жизни осуществился”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...



Тарас шевченко ярославна.
Ви зараз читаєте: Испытание любовью в романе И. А. Гончарова “Обломов”