Конфликт мечты и реальности в романтическом мире Лермонтова



Конфликт мечты и реальности – основа романтического мировосприятия поэта. Лермонтов на протяжении всего творчества сохранял верность романтизму. В романтизме же наиболее актуально для него влияние Дж. Байрона. О “байронизме” Лермонтова писали многие критики той эпохи. Этот “байронизм” мог восприниматься как негативно (так, С. Шевырев пишет, что он вреден для молодежи и чужд национальному духу, называет его поэзией даже не разочарования, а какого-то “безочарованья”), так и очень положительно (В. Г. Белинский тоже говорит

о “безочарованье”, но это определение в его устах не несет отрицательной нагрузки). Конфликт мечты и реальности может выражаться в целом ряде тем, мотивов и образов.
1. Образы, связанные со временем. Сравним лирику Лермонтова и Пушкина. Для лирического героя Пушкина время и связанные с ним понятия (движение, развитие, эволюция, смена поколений, смена жизненных циклов) всегда наполнены положительным смыслом (см. “Телега жизни”, “Воспоминание”). Для героя Лермонтова время всегда отрицательный, обременяющий фактор; чувствуется стремление вырваться за его пределы. Ср.: взаимоналожение прошлого,
настоящего и будущего, воспоминания и предчувствия в стихотворении “Сон” (“В полдневный жар, в долине Дагестана… “); взаимоналожение нескольких эпох в стихотворении “Ветка Палестины” 1837 г.; найдите также косвенное указание на время как на трагический фактор в стихотворении “Выхожу один я на дорогу… “. Такое неприятие времени – важная особенность поэтического мира Лермонтова. Понятие времени несет в себе напоминание о неизбежности смерти (как писал русский философ, богослов и поэт В. С. Соловьев: “Смерть и Время царят на земле… “) Неприятие времени – это неприятие смерти, тоска по Вечности, по бессмертию. В соответствии с этим конфликт мечты и реальности может выражаться как конфликт с временем – не столько в смысле социально-политическом, сколько в философском: неудовлетворенность настоящим, тоска по прошлому, мечта о будущем. Романтический идеал связывается с прошлым или будущим, противопоставляется неудовлетворительному “настоящему”. Таким образом, характерное романтическое “двоемирие” коренится в психологии поэта, структуре его личности. Идеальный образ прошлого имеет определенные мифологические истоки: утерянный человеком рай (идеальное прошлое человечества в целом) и жизнь души до рождения (идеальное прошлое отдельного человека).
В частности, тема стихотворения “Ангел” – мировая тоска, “томленье” души, принесенной ангелом на землю, по тому миру, откуда она пришла, по небесной родине (“И звуков небес заменить не смогли // Ей скучные песни земли”).
Эти мифологические мотивы могут проецироваться на реальный мир и порождать целый ряд производных тем и мотивов: Тоска по старине. Старина поэтизируется, идеализируется, резко противопоставляется современности. Возможны отсылки к фольклору, народному преданию, героическим страницам национальной истории. У Лермонтова: мотив “Святой Руси” в “Песне про… купца Калашникова” или высказывание старого офицера: “Да, были люди в наше время, // Не то, что нынешнее племя: // Богатыри – не вы!” – в стихотворении “Бородино”, 1837 г. “Печально я гляжу на наше поколенье… ” (“Дума”, 1841 г.) – типичная для Лермонтова формула. Ностальгическая тоска по детству. Эта тема присутствует, например, в стихотворении “Как часто, пестрою толпою окружен… ” Идеальный образ будущего представлен в стихотворении “Отрывок” (“На жизнь надеяться страшась… “). Этот образ мифологичен (мир уже не людей, но ангелоподобных существ), но реальное будущее мало привлекает героя (см. также “Гляжу на будущность с боязнью… “, “Предсказание”). В стихотворении “Из Гете” – с идеальным будущим отождествляется смерть (“Подожди немного, //Отдохнешь и ты”). В поэме “Мцыри” мотив возвращения на родину, где проходило детство (ср. идеальный образ прошлого) сливается с мотивом смерти (см. конец поэмы). В стихотворении “Выхожу один я на дорогу… ” отчетливо звучит тема неприятия смерти и появляется мифологический мотив вечного сна (подобного летаргическому) – в таком “сне” и видится герою идеал.
2. Образы, связанные с пространством. Тоска по родине (“Мцыри”; в символических образах – “Листок”, 1841 г.); враждебность к родине и мечта о чужбине (“Жалобы турка”, 1829 г., “Прощай, немытая Россия… “, 1840 г.); отсутствие родины, весь мир как чужбина, бесприютность, одиночество, странствия, скитания (“Парус”, 1832 г. , “Нет, я не Байрон, я другой… “, 1832 г., “Тучи”, 1840 г.); мечта о ком-то далеком (“На севере диком… “, 1841 г., “Когда волнуется желтеющая нива… “, 1837 г., “Утес”, 1841 г.). Мотив побега. Побег – тема, выражающая идею неприятия действительности, стремления вырваться из нее. Это символ, характерный прежде всего для поэзии романтизма (ср. у Пушкина в послании “К морю”: “Мой романтический побег”). Тема побега лежит в основе нескольких поэм Лермонтова (“Исповедь”, “Боярин Орша”, “Беглец”, “Мцыри”) и особенно трагическу звучит в поэме “Мцыри”. 3. Социальные мотивы. В гражданской лирике Лермонтова конфликт мечты и реальности выражается в таких темах, как критика современного поколения и светского общества. Критика поколения звучит в стихотворениях “Дума”, 1841 г., “Поэт”, 1838 г., “Не верь себе”, 1839 г. (?) и других. (Найдите этот мотив в предисловии к роману “Герой нашего времени”.)
Критика светского общества. В стихотворениях на тему светского общества прослеживаются “байронические” темы (фальшь и лицемерие “света”, несчастная любовь, дружба-вражда) и настроения (горькая ирония, сарказм, обличительный пафос). Особое трагическое звучание ощущается в связи с мотивом “одиночество в толпе”. Сквозным мотивом при изображении светского общества является тема бала, а также связанный с ней образ маски (в том числе в переносном смысле: лицо как маска, люди как куклы) – этот символ лежит в основе сюжета драмы “Маскарад”. Этой теме посвящены стихотворения “Как часто, пестрою толпою окружен… “, “Я не хочу, чтоб свет узнал… “, “И скучно, и грустно… ” (в последнем стихотворении речь идет уже не только о светской жизни, но и о жизни вообще).
4. Неудовлетворенность своей судьбой. В стихотворении “Благодарность” (название имеет иронический смысл) этот мотив звучит как обида, на Бога, и эта своеобразная “антимолитва” заканчивается призыванием смерти. В стихотворении “Мое грядущее в тумане… ” сначала говорится о неудовлетворенности данной от Бога судьбой (“Зачем не позже иль не ране // Меня природа создала? // К чему Творец меня готовил?..”), а затем предлагается особое понимание судьбы: познать людей и обрести власть над ними (“Я дерзко вник в сердца людей // Сквозь непонятные покровы // Приличий светских и страстей… “) ценой частичной утраты доброго начала в себе (“С святыней зло во мне боролось, // Я удушил святыни голос… “). Мотивы этого стихотворения воспроизводятся в дневниковой записи Печорина от 16 июня (начиная со слов: “Два часа ночи… Не спится… “). Сравним это стихотворение с пушкинским “Пророком”. У Пушкина пророк должен нести что-то людям, и к этому его призывает Бог. У Лермонтова герой стремится, напротив, взять что-то от людей, обрести власть над ними и готов во имя этой цели изменить добру. Это придает образу героя демонический оттенок.
5. Тема одиночества. При раскрытии этой темы необходимо показать ее связь с конфликтом мечты и реальности, выделить связанные с ней социальные мотивы (внутренняя обособленность человека в современном поколении, одиночество в светском обществе), а также показать, какое воплощение эта тема получает в пейзажной лирике. С темой одиночества связана и тема изгнания, странствий, скитаний и образ “вечного странника”. В стихотворении “Нет, я не Байрон, я другой… ” этот мотив назван как сближающий с Байроном. В некоторых. стихотворениях тема одиночества одновременно связана с темой разлуки с родиной (“Листок”).


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...




Твір опис весни.
Ви зараз читаєте: Конфликт мечты и реальности в романтическом мире Лермонтова
Copyright © Українська література 2019. All Rights Reserved.